Украина может стать вторым Китаем
Украина может стать вторым Китаем 31 Января 2014

“Украина может стать вторым Китаем”

БИЗНЕС №4 (1095) от 27.01.2014 Шевченко Наталья 

Vlasuk1

Владимир Власюк, директор ГП “Укрпромвнешэкспертиза” (г.Киев; исследования и консалтинг в секторе стали и сырьевых материалов; с 1993 г.; 32 чел.)

Уникальность украинского металлургического рынка в том, что на экспорт мы отгружаем 80% производимой в стране стали (в основном полуфабрикатов). Это не только делает Украину заложницей мировой конъюнктуры, но и формирует добавленную стоимость в других странах. В то же время в развитых государствах практикуется противоположная модель функционирования отрасли: большая часть производимой стали остается в стране, выплавившей ее, и металлургия может выступать основой экономического благополучия державы.

О том, что будет с Украиной, если не стимулировать развитие внутреннего рынка металла, БИЗНЕС поговорил с Владимиром Власюком, директором ГП “Укрпромвнешэкспертиза”, которое провело исследование и определило ниши, развитие которых позволит увеличить объемы потреб­ления стали и оживит экономику страны. Дело за главным — за реализацией предложенных отраслевыми экспертами мер.

О “лифте”

— Почему в качестве локомотива экономики выбрано внутреннее потребление стали?

— Мировой опыт свидетельствует: для большинства стран единственным “лифтом”, способным “поднять” государство из категории бедных в категорию развитых, является устойчивый рост потребления стали до 400-600 кг на душу населения в год (таков, например, показатель в странах Европы).

Как ни парадоксально, в Украине, где доминируют металлоемкие отрасли промышленности (машиностроение, добывающие отрасли, металлургия), этот показатель уже несколько лет составляет 170-180 кг: почти как в развивающихся странах Африки и Латинской Америки.

В последние несколько лет внутренний рынок потребляет около 8 млн т. Однако в долгосрочной перспективе Украина может достичь целевого потребления стали в 500-550 кг на душу населения в год, а это 23-25 млн т металлопроката ежегодно. Это существенные объемы для отечественных металлургов. Особенно если учитывать, что внешние рынки в будущем начнут сужаться.

Следует понимать, что обеспечение удельного роста потребления стали — это проблема не только металлургической отрасли, которая в последние годы стагнирует ввиду дефицита рынков сбыта. Это актуальная фундаментальная проблема для обеспечения устойчивого экономического развития Украины в целом.

— Не упустили ли мы время?

— Серьезно вопросом поддержания существующего металлофонда в Украине не занимались последние 20 лет. Поэтому все то, что не было вложено в отрасль, сейчас нужно рассматривать как инвестиционную задолженность. Кстати, Россия, в отличие от Украины, за годы своей независимости значительно уменьшила зависимость от экспорта (в 1990-х годах экспортировала 70% стали, а сейчас — 40%).

— Но в Украине время от времени реализуются проекты, направленные на оживление внутреннего рынка. Взять, например, подготовку к проведению Чемпионата Европы по баскетболу 2015 г.

— Действительно, подобные мероприятия в наибольшей степени влияют на объемы потребления проката в период подготовки. В то же время по их завершении динамика прироста потребления становится отрицательной.

К примеру, если речь идет о строительстве стадионов, то потраченные средства на их возведение не возвращаются инвестору в виде доходов от дальнейшего их функционирования. Таким образом, эффективность подобных проектов для долгосрочного роста внутреннего потребления металлопроката в стране очень низкая.

Важной составляющей обеспечения непрерывного роста рынка металлопродукции должна стать реализация окупаемых инвестиционных проектов, направленных не только на решение отдельных задач, но и на обеспечение эффективного функционирования отраслей в целом. Для стабильного, а не временного роста внутреннего рынка следует запускать системную программу долгосрочного развития, направленную на обновление металлофонда Украины.

— Каковы степень износа металлофонда и потенциальные потребности его обновления?

— Начнем с того, что сокращение объема накопленного металлофонда наблюдается последние 30 лет. Так, если 1982 г. объем металлофонда оценивался в 780 млн т, то к 2014 г. он уменьшился на 28% — до 556 млн т. При этом сокращался он разными темпами. Например, в 1982-1995 гг. средняя “скорость” сокращения составляла примерно 4 млн т в год (примечательно, что процесс размывания металлофонда, а значит, и связанное с ним увеличение износа началось во времена “позднего” СССР).

Vlasuk2 Заметное ускорение негативных тенденций наблюдалось в 1996-2006 гг., когда темпы сокращения металлофонда увеличились примерно в 3 раза — до 12 млн т в год. Именно в эти годы экспорт лома резко увеличился за счет массовой вырезки металла на остановленных заводах, заброшенных трубопроводах и т.п., а внутреннее потребление проката уменьшилось до 2-3 млн т в год. Но это не могло компенсировать потери.

В 2007-2013 гг. темпы сокращения заметно замедлились — примерно до 5,5 млн т в год. В результате мы имеем две проблемы: продолжающееся сокращение накопленного металлофонда и увеличение степени износа почти по всей его структуре, что свидетельствует о начавшейся деиндустриализации страны.

Средний показатель износа составляет около 70%. Все это устаревшее “железо” требует обновления. При реализации соответствующих проектов (см. “Перспективные…”Ред.) мощности украинских металлургов можно загрузить на десятки лет вперед.

О точках приложения сил

— Каким образом обновлять металлофонд и каковы могут быть источники финансирования этого процесса?

— Металлофонд необходимо обновлять в любом случае: эксплуатируя изношенные оборудование и инфраструктуру, невозможно выпускать конкурентоспособный товар и строить предприятия. К тому же без реализации инвестпрограмм экономическое развитие страны выглядит маловероятным.

В вопросе финансирования полагаться исключительно на госбюджет не стоит, да и не нужно. Ведь многие проекты могут быть реализованы в рамках государственно-частного партнерства, например, путем передачи объекта в концессию, или лизинговых программ. При этом главным условием инвестирования является стабильность работы бизнеса на конкретном рынке (защита прав собственности и инвестиций, гарантии существования спроса на рынке и окупаемость проекта, неизменность налоговой среды), чего Украине, к сожалению, не хватает.

Vlasuk3 Впрочем, некоторые подвижки все же есть. В этом году планируется провести первые конкурсы по предоставлению в концессию автодорог. Законодательная база для этого имеется, но работа с потенциальными инвесторами свидетельствует о том, что в ней есть недочеты.

Модернизацию припортовой инфраструктуры (обновление кранов, увеличение пропускной способности припортовых железнодорожных станций) также можно провести посредством концессии, предоставив при этом концессионеру льготный тариф на перевалку грузов (см. статью "Морской за кон".Ред.).

Что касается автомобилестроения, то здесь необходимо применить сразу несколько инструментов стимулирования. Во-первых, частично компенсировать процентные начисления по потребительским кредитам и выплачивать компенсацию за сданный старый автомобиль, который отправляют на переработку.

Во-вторых, избавить отечественного автопроизводителя от уплаты НДС при импорте технологического оборудования, налога на прибыль и обеспечить финансовую поддержку при создании новых рабочих мест в обмен на обязательства относительно больших объемов производства и занятости.

Развитие же отечественного судостроения и производства сельхозтехники, а также обновление парка грузовых вагонов можно обеспечить, предложив приемлемые лизинговые программы потребителям данной продукции. Плюс для грузовых вагонов — жесткий контроль за сроками их нормативной эксплуатации. Сейчас эти сроки просто продлеваются.

В любом случае, программы инвестирования не обойдутся без дешевых средств, которые могут быть привлечены от создаваемого Украинского банка реконструкции и развития (УБРР.Ред.), Европейского банка реконструкции и развития, Всемирного банка под государственные гарантии, а также от различных независимых фондов развития.

— При этом трудно представить инвестора, которого можно стимулировать вкладывать средства в строительство “социального” жилья и обновление ЖКХ…

— В сфере строительства доступного жилья необходимо ликвидировать коррупционную составляющую. Застройщикам нужно бесплатно предоставлять земельные участки под строительство с уже подведенными коммуникациями. Рынок недвижимости оживила бы бюджетная компенсация покупателям жилья части его стоимости (реальной, а не декларируемой; см. статью "Достучаться до небес*".Ред.) и процентных начислений по ипотечному кредитованию.

Реконструкцию ЖКХ можно проводить, предоставив соответствующие фонды в концессию коммунальным предприятиям при привлечении финансирования УБРР. В Украине существует прецедент передачи водоканалов в эксплуатацию частному инвестору, но в этой сфере камнем преткновения оказались низкие тарифы для населения, что сделало эти проекты неокупаемыми. Для повышения интереса бизнеса к ЖКХ-проектам можно, к примеру, дотировать разницу в тарифах из госбюджета.

— Чем грозит рынку металла отсутствие вышеназванных инвестпроектов?

— Определяющим фактором для развития внутреннего потребления является рост капитальных инвестиций. К сожалению, в последние годы их объем сокращается, что неминуемо приводит к “торможению” развития внутреннего рынка проката.

Если ничего не предпринимать и не улучшать инвестиционный климат, то рост капитальных инвестиций, по консервативному сценарию, в ближайшее десятилетие будет составлять всего 1,5% в год (см. “Прогноз...”Ред.). Столь же низкими будут и темпы прироста внутреннего потребления. То есть за 10 лет объем внутреннего рынка с нынешних 7,1 млн т может увеличиться всего лишь до 8,6 млн т, что в текущих условиях грозит ускорением деградации металлофонда и инфраструктуры, деиндустриализацией страны и стагнацией металлопотребляющих отраслей.

В случае привлечения инвестиций и реализации описанных проектов в наиболее приоритетных и перспективных направлениях, с точки зрения отдачи и влияния на экономику Украины, объем внутреннего рынка металла в ближайшее десятилетие может удвоиться и составить 14-15 млн т в год. Но это лишь минимально необходимые объемы, которые позволят приостановить убыль украинского металлофонда, и останавливаться на них не стоит. Как говорилось ранее, приемлемый показатель потребления металлопродукции для Украины — 23-25 млн т в год в долгосрочной перспективе.

О механизмах

— Необходимо ли для реализации инвестпрограмм соглашение (решение, закрепленное на законодательном уровне) о потреблении украинской стали в максимальных объемах?

— Если при реализации проектов обновления металлофонда будет потребляться импортная сталь, это нанесет ощутимый удар и по металлургам, и по экономике в целом, поскольку экономическая эффективность их реализации будет мизерной. Обязательным условием предоставления государственных гарантий должно быть приобретение именно украинской металлопродукции.

— Опыт каких стран может быть применим для украинского рынка стали?

— Китая, например. Китайская металлургия направлена на создание фундамента экономики, и для этого в отрасль вливают государственное финансирование в огромных объемах. Что касается Европы, там Украина может перенять опыт привлечения на условиях концессии дорожно-строительных компаний. Правда, сейчас они не имеют заказов, поскольку в Европе все дороги уже построены. Ведь через европейские фонды развития удалось обновить автодороги в Польше и странах Балтии. Кстати, подписание Соглашения об ассоциации с ЕС способствовало бы приходу инвесторов.

А вот Россия привлекла западные компании для создания совместных производств по выпуску автомобилей и сельхозтехники. Наши соседи взяли курс на стратегическое партнерство с владельцами передовых мировых брендов и создали для них благоприятный климат. Ее опыт тоже может быть интересен Украине.

— Но ведь тот же европейский инвестор может прийти со своей сталью…

— Это сомнительно, ведь сейчас рынок ЕС является основным потребителем украинской металлопродукции (см. статью "Хрентабельность"Ред.). Думаю, основные строительные материалы будут все же украинскими, а опыт, качество, технологии и финансирование — европейскими.

— Похоже, украинские металлурги и сами пришли к пониманию важности развития внутреннего рынка. К примеру, “АрселорМиттал Кривой Рог” в 2013 г. начал развивать сеть металлобаз, а “Метинвест” создал Ассоциацию “Центр стального строительства”, которая будет популяризировать применение стали в строительстве (см. статью "Последний передел"). Какие еще инициативы должны исходить от украинских металлургов?

— Чтобы активно развивать внутренний рынок, достаточно вспомнить, что металлурги реализуют около 80% производимой стали на внешних рынках. Однако на них складывается неблагоприятная конъюнктура и ужесточается конкуренция. Все это приводит к пониманию того, что отечественная металлургия может развиваться за счет внутреннего рынка.

В целом же, развитие украинского рынка — это в первую очередь задача государственного уровня, а важной составляющей реализации подобных проектов является наличие эффективных механизмов привлечения финансирования. Основная же задача металлургов — обеспечивать необходимые объем и качество продукции для удовлетворения запросов потребителей по приемлемой цене. Кроме того, они должны предложить соответствующий сервис по изготовлению, доработке изделий для конечного потребителя.

— Имеется в виду развитие металлосервисных компаний? Они уже начали расширять спектр предоставляемых услуг, а также внедрять мини-производства тех или иных видов проката (см. статью "Металлоапгрейдеры"). Перспективно ли развитие отрасли в этом направлении?

— Правильно было бы говорить не о развитии отрасли, а о максимальном удовлетворении нужд средних и мелких потребителей и эффективной деятельности отдельных торговых компаний. Так, создание производств более глубокого передела в конкретных сервисных металлоцентрах позволяет эффективнее учитывать региональную специфику потребления.

Кроме того, подобная продукция, как правило, имеет более высокую добавленную стоимость, что позволяет торговым компаниям повышать рентабельность. Естественно, развитие подобных производств — положительный фактор, поскольку создает возможности для реализации программ импортозамещения по отдельным товарным позициям.

— Целесообразно ли развивать именно такое импортозамещение до того, как рынок начнет оживать и расти? Ведь с рос­том металлопотребления увеличивается импорт проката, который в Украине производится в малых объемах…

— Безусловно, экономическая целесо­образность в развитии производства высокотехнологичного проката есть — это диктует развитие потребляющих отраслей. В противном случае украинские металлурги рискуют и дальше терять позиции не только на внутреннем, но и на внешних рынках.

Достаточно взглянуть на товарную структуру экспорта украинских металлургов, ниша которого на внешних рынках в последнее время все больше сужается, и сравнить ее со структурой китайского экспорта (китайские металлурги быстро находят покупателей своей продукции и наращивают объемы поставок за рубеж).

Около половины украинского экспорта стальной продукции — полуфабрикаты (квадратная заготовка и сляб), потребителями которых являются зарубежные металлургические компании-конкуренты. В то же время китайский экспорт ориентирован на конечных потребителей, на предложение готового проката — горячекатаных и холоднокатаных рулонов, листа с покрытием, оцинковки, прутков, катанки.

— Какие ниши наиболее перспективны для импортозамещения?

— Сначала следует разобраться с товарной структурой импорта металлопродукции, доля которой в последние годы увеличивается. Украинские металлурги проигрывают зарубежным конкурентам по позициям высокотехнологичного проката и проката из легированных сталей, импорт которых стабильно растет.

Если отдельно рассматривать плоский прокат с покрытием, из которого производят металлочерепицу, то в прошлом году его импортировали 275 тыс.т. Это объем, который позволяет говорить о необходимости налаживания подобного производства в Украине. Есть смысл выпускать оцинкованный прокат. Прокат, производимый в Украине, не совсем соответствует необходимому уровню качества (в прошлом году импортировано около 200 тыс.т).

— Налаживать новые производства лучше на существующих мощностях?

— Необязательно, но такой вариант — логичное продолжение создания добавленной стоимости на базе существующих металлургических предприятий. Это могут быть отдельные компании, но им необходим стальной лист с соответствующими характеристиками, что предполагает дополнительные инвестиции в прокатное производство. Однако стабильное потреб­ление этого вида проката на рынке делает подобные инвестиционные проекты перспективными.

Досье БИЗНЕСа

Vlasuk4

Владимир Власюк, директор ГП “Укрпромвнешэкспертиза” (г.Киев; исследования и консалтинг в секторе стали и сырьевых материалов; с 1993 г.; 32 чел.)

Родился: 17 сентября 1963 г. в г.Немирове (Винницкая обл.).

Образование: Украинская сельскохозяйственная академия (1985 г.), экономист-математик. Кандидат экономических наук.

Карьера: 1985-1991 гг. — экономист, инженер-математик, научный специалист отдела технико-экономических исследований Украинского филиала Центрального института агротехнического обслуживания сельского хозяйства; 1991-1993 гг. — главный специалист отдела конъюнктуры и цен объединения “Укримпекс”; 1993-1995 гг. — заместитель директора, с 1995 г. — директор ГП “Укрпромвнешэкспертиза”.

Семейное положение: женат, пятеро детей.

Увлечения: литература, музыка, спорт.